Проект Тульской областной библиотеки для слепых Музей у Вас дома

Аудиоэкскурсии

Демидовы в истории России

Музей М. Булгакова "Нехорошая квартира"

Ефремовский Дом-Музей И.А. Бунина

Тульское наследие Демидовых


 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)
Размер текста

«Не нужно изобретать велосипед...»

 Музей. – 2017. – № 10. – С. 24-29.

Елена Медведева

Признаваемый всеми коллегами успех частного Музея русского импрессионизма обеспечен не только безбарьерной средой нового музейного здания, не только стабильным финансированием и поддержкой музейного руководства, но и личностью человека, который взял на себя разработку программ, адресованных людям с инвалидностью. Представляем нашим читателям Лилиану Маррэ.

 

Внешне очень юная, Лилиана Маррэ — сотрудник выставочного отдела Музея русского импрессионизма и магистр искусствоведения, с самых первых слов нашей беседы показала себя вполне зрелым музейным куратором. В качестве главной мотивации она указала свой долг обеспечить доступ к музейным выставкам самой широкой аудитории. Ведь только по официальной статистике, более 10% проживающего в Москве населения – с инвалидностью разных форм, которые требуют информационной и физической адаптации, – это более 100000 человек. У многих есть культурная потребность, но они испытывают гигантский культурный голод, — большинство музеев для них закрыты.

На мой первый вопрос, как удалось столь быстро добиться успеха, Лилиана отвечает не задумываясь: «Не нужно изобретать велосипед. Обеспечить полную музейную инклюзию невозможно, так же, как не может один музейный сотрудник одинаково хорошо уметь работать со всеми аудиториями, — кто-то останется обделенным. Главное — находить партнеров, привлекать профессионалов».

Первой группой, для которой Лилиана стала готовить программы, были слабослышащие и глухие. Некоторые считают, что эта часть людей с инвалидностью самая легкая для адаптации в музее, — им же просто можно предоставить текстовую информацию! Однако это заблуждение. Человек с нарушением слуха искажает текст, его родной язык не русский, а русский жестовый, это язык совсем другой лингвистической системы, с другой орфографией, другим построением фразы. Не слышащий, как правилo, плохо воспринимает русский текст.

Первый московский музей, где это поняли, был Музей современного искусства «Гараж», где появился перевод экскурсий на жестовый язык. Но в Музее русского импрессионизма пошли еще дальше. Понимая, что процесс перевода очень затягивает время занятий, Лилиана предложила относиться к жестовому языку как к иностранному, например, английскому или французскому. Большую помощь музею оказали сотрудники Центра образования глухих и жестового языка им. Г.Л. Зайцевой, Всероссийского общества глухих, Фонда поддержки слепоглухих «Co-единение», а также актеры спектакля «Прикасаемые» под руководством режиссера Руслана Маликова (Проект «Инклюзион» и Театр Наций).

«Разрабатывать программы для людей с нарушениями слуха мы начали за несколько месяцев до открытия музея, и они были запущены практически сразу, причем сразу решили, что им нужно предлагать те же услуги, что и для других посетителей», — рассказывает Лилиана. Экскурсии на жестовом языке проводит Виктор Паленый, главный редактор журнала «Вес» — сам человек глухой. Его экскурсии пользуются огромным успехом у адресной аудитории, хотя он не искусствовед, а историк и журналист, но очень начитанный, с широким кругозором. И, конечно, в музее его специально готовили.

Для глухих и слабослышащих детей, подростков и взрослых предлагаются мастер-классы по живописи. Занятия со взрослыми ведет на жестовом языке педагог-художник с нарушениями слуха Светлана Бобкова, с подростками 10-15 лет — художник Александр Мартьянов, а с самыми маленькими — дошкольниками и младшими школьниками — работает педагог-дефектолог, который владеет и русским, и русским жестовым языком. Это очень важно, поскольку в отличие от взрослых, дети с проблемами слуха учат русский, учатся говорить. Глухонемых людей не бывает, этот термин — пережитки советского прошлого. Все глухие способны говорить, поэтому с раннего детства нужно с ними заниматься. Педагог учит с детьми в музее новые слова, заставляет их проговаривать.

Особая гордость музея — лекторий по истории искусства на жестовом языке, — ведь в структуре общих образовательных учреждений для людей с проблемами слуха не дают никаких знаний по искусству, если только они для продолжения своего образования не выберут РГСАИ3. Они практически не читают книги, если они не билингвисты, смотрят в основном телевизор. Поэтому Лилиана полагает, что для первого знакомства с миром искусства этой аудитории не очень нужен профессиональный искусствовед, скорее — знающий харизматичный гуманитарий: «Их нужно увлечь, рассказывать занимательные факты из жизни художников, показать разнообразие художественных стилей, общаться и вызывать на диалог». Каждая из шести состоявшихся встреч в рамках годового лектория затягивалась на 4 часа, билеты всегда были распроданы. До посещения лектория большинство из слушателей даже не отличали искусства XIII века от искусства XIX.

С нового учебного года в музее открыт кружок живописи для семей, воспитывающих детей и подростков с нарушениями слуха, где преподавание будет вестись на жестовом языке. Это будет полноценное комплексное образование — как в художественной школе, удивительно, но такого предложения до сих пор не было нигде в России.

А еще Лилиане удалось убедить руководство музея в необходимости создания видеогида на русском жестовом языке для людей с нарушением слуха. Сегодня он существует как мобильное приложение и доступен для скачивания в музее. Пришлось проделать очень большую работу, партнером в которой стал Центр им. Г.Л. Зайцевой. «Зато теперь любой человек может прийти в музей без группы и сам осмотреть нашу экспозицию, воспользовавшись этой абсолютно уникальной для российских музеев услугой».

Нужно упомянуть, что самая первая попытка сделать видеогид для глухих была предпринята в Третьяковской галерее. Но она оказалась неудачной: в нем использовали перевод с русского на жестовый. А основная масса глухих, даже в Москве, русского языка не воспринимают. Да и их жестовый язык еще совсем недавно был очень ограничен — даже самый полный словарь Гельмана насчитывал около 3000 слов, в силу того, что инвалиды (люди с инвалидностью или глухие) находились в социальной изоляции. «Сейчас ситуация начинает меняться, и именно за эту аудиторию мы боремся в музее. Многие музеи недооценили того, что люди с нарушением слуха готовы и способны наравне со всеми оплачивать услуги музея, и это очень важно, ведь экскурсоводы и педагоги должны получать зарплату. Многие глухие работают, получают нормальную зарплату и охотно платят за занятия, экскурсии, понимая, что как и для слышащих, это дополнительная опция».

Представляя программы для людей с проблемами зрения, наш собеседник отмечает, что тотально слепых среди них немного, большинство — это люди с остаточным зрением. Есть еще группа поздно ослепших, которые оказываются в еще более сложной ситуации, поскольку не знают шрифта Брайля. «Подходы к этой группе у нас те же, что и для всех остальных. Поэтому у нас есть экскурсии с привлечением тактильных и звуковых материалов, тактильные макеты картин в постоянной экспозиции, выполненные в гипсе, в пропорциях максимально приближенных или же соответствующих размерам оригинала. Изготовлены и макеты фрагментов живописи из акриловой пасты в формате 15x15 см и шумовые композиции. Для людей с нарушением зрения с нового года запущены аудиогид с тифлокомментированием, «архитектурные прогулки» и мастер-классы».

Самая малочисленная группа посетителей с проблемами зрения — это слепоглухие, поскольку это очень редкая форма заболевания. Но и они не остались без внимания. «Первое, что мы для них сделали, — это одновременная адаптация с переводчиком и тифлокомментирование».

Для людей с ментальными нарушениями программы раз­рабатываются в партнерстве с Фондом содействия решению проблем аутизма «Выход», педагогами ЦЛП: и для детей, для взрослых предлагаются экскурсии-квесты и мастер-классы по живописи. Причем занятия ведутся абсолютно бесплатно.

Планов у Лилианы впереди множество: «Продолжается проект со спектаклем «Прикасаемые» (новая версия, в которую включены британские и французские слепоглухие актеры), в первый раз они будут показывать свой спектакль за рубежом — в декабре в Лондоне. Откроется новое музейное пространство для людей с нарушением зрения, которое будет приспособлено в том числе и для индивидуального посещения.

Пожелаем Лилиане успехов, а в заключение отметим, что вполне заслуженно в 2017 году ее программа «Видеть и слышать импрессионизм» стала финалистом фестиваля «Интермузей».

Добавить комментарий

Вам понравилась статья? Поделитесь с друзьями.

     


Защитный код
Обновить

Год добровольца в России

Поиск по сайту

Перевод

Russian English French German Italian Portuguese Spanish

Кто на сайте?

Сейчас 27 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Статистика

Количество просмотров материалов
430090